Avto505.ru

Авто 505
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

На сколько я понимаю

Молодой специалист соццентра: Я понимаю, насколько важно помогать друг другу и заботиться о слабых

Международный день молодежи отмечается в мире 12-го августа.

В Управлении соцзащиты ЮАО сообщили, что сейчас в учреждении трудятся 400 молодых специалистов в возрасте до 35-ти лет. Это почти в два раза больше, чем пять лет назад.

В честь праздника молодой сотрудник Территориального центра социального обслуживания «Коломенское» Екатерина Тулпалова рассказала Объединенной редакции интернет-изданий Южного округа, как современное поколение умеет помогать нуждающимся.

Екатерине 28 лет. Она устроилась социальным работником в соццентр не так давно — всего месяц назад. Однако за этот небольшой срок молодой специалист уже определила ценности, на которых строится ее деятельность, и сделала первые выводы о профессии.

– Когда решили пойти в эту сферу, и что вас побудило на это?

– Я очень долгое время работала в туризме, но в связи с последними событиями в стране и мире мое дело потеряло актуальность. Очень хотела помогать людям и узнала о работе социальной защиты населения, решила попробовать себя в этом направлении.

– Что оказалось так, как вы и предполагали, а что стало неожиданным?

– Я понимала, что работа нелегкая. Пока мне сложнее всего то, что приходится пропускать через себя жизненные истории моих подопечных. Они много рассказывают про себя, ведь сейчас мы с ними знакомимся. Они — со мной, я — с ними. И я поражаюсь, каким подчас непростым может быть жизненный путь человека, с какими сложными ситуациями приходится столкнуться уже в пожилом возрасте.

– Какая черта характера позволит вам добиться успеха в этой профессии?

– Я считаю, трудолюбие и осознание, насколько важно нам всем людям помогать друг другу, заботиться о тех, кто слабее. Это залог успешной работы в социальной защите.

Фото предоставили в Управлении социальной защиты населения ЮАО

«Надо прочувствовать резонанс всего мира»

— Насколько я понимаю, вы с Тильдой Суинтон готовились к этому фильму 17 лет. Как так получилось? Наверняка есть какая-то большая история? И как вы вообще познакомились с Тильдой?

Тильда увидела мой фильм «Тропическая болезнь» как раз здесь, в Каннах, и с этого началась наша дружба. Она развивалась и развивалась, у нас было сильное желание поработать вместе, создать что-то. Но нужно было что-то особое, уникальное для нас обоих. А потом в 2017 году я впервые побывал в Колумбии — и там понял: вот оно! Нашел! Это страна, где мгновенно сменяют друг друга самые различные ландшафты и погодные явления. За один день могут быть и яркое солнце, и дождь, и что угодно. В том числе землетрясения, потому что там горы. Следы землетрясений — повсюду, разные слои земной коры словно перемешаны на поверхности. Такое чувство, что Земля в этом месте говорит с человеком таким странным способом. Сюда же прибавилась сложная политическая обстановка в стране. Колумбия — пространство уязвимости, как я его ощущаю.

Через пару дней прогулок у меня возник замысел. Идея незнания — и узнавания, поиска, обучения, впитывания. Я понял, что это будет фильм-прогулка, фильм-странствие. Что там будет открытость ко всему, прежде всего к памяти. И признание того, что речь не о моей памяти или чьей-то еще, но нашей общей, всего человечества и мира, памяти как некой вибрации, к которой можно быть причастным.

— В начале фильма кажется, что он продолжает вашу прошлую картину «Кладбище великолепия».

— Да вы что, неужели?

Кадр из фильма «Кладбище великолепия»

— Тоже больница, ощущение некой загадочной пандемии — вероятно, пандемии забвения. Можно ли считать эти картины дилогией?

— Пожалуй, всё несколько сложнее. Все мои работы так или иначе связаны с болезнями. «Кладбище великолепия» — это дань моему родному городу на севере Таиланда. И размышление о некой инерции этого места, после того как город долгое время находился в руках военных. А новый фильм расширяет дискурс до глобальных масштабов и общей памяти. Кроме того, у нас есть героиня, которая проходит через большое горе и должна возобновить свою связь с реальностью. Но неожиданно она обретает связь не только с людьми, но и с животными, горами.

Читать еще:  Амортизаторы av autotechnik отзывы

— Очевидно, что вы создаете истории, отталкиваясь не от персонажей и их историй, а от ландшафтов. Откуда такая связь с местами?

— Думаю, всё начинается с того, что я вижу кадр, выстраиваю его, понимаю, что окажется в его рамке. Открывая для себя кадр, зритель должен понимать, что в нем не только героиня Джессика, но также деревья, камни и многие другие предметы. В том числе те, которых мы не видим, но которые можем услышать в этот момент. Надо прочувствовать резонанс всего мира. Я хочу, чтобы фокус был не столько на сюжете, сколько на бытии, на существовании настоящего времени.

Эффект «Газпрома» и влияние коронавируса: экономисты — о бюджете Петербурга на 2022 год

Подписаться

Поделиться

В Санкт-Петербурге прошли «нулевые» чтения по бюджету города на 2022 год. Редакция «Собака.ru» обратилась к руководителю головного офиса Центра стратегических разработок «Северо-Запад» экономисту Дмитрию Санатову и декану факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Юлии Вымятниной с просьбой поделиться мнением: чего ждать от следующего бюджета, какую роль в нем сыграет коронавирус и официальный переезд в город «Газпрома».

Sergei Sokolnikov / Shutterstock

Что можно сказать о будущем бюджете города по итогам «нулевых» чтений?

Дмитрий Санатов: Насколько я понимаю, основным вектором бюджетной политики Санкт-Петербурга в 2022 году может стать восстановление экономики и поиск новых точек для инвестирования. Ситуация сейчас, несмотря на различные кризисные явления, в целом позитивная. Доходы за этот год, скорее всего, вырастут быстрее, чем расходы. Формирующиеся резервы постараются направить на перспективные проекты. Эти инициативы будут иметь как крупный масштаб (например, строительство широтной магистрали), так и более скромный (например, создан Фонд поддержки научной, научно-технической, инновационной деятельности).

Юлия Вымятнина: Судя по всему, город исходит (пока) из консервативных планов: тратить в пределах доходов и не увеличивать долговое бремя. Это разумная стратегия с учетом неопределенности будущих налоговых поступлений. Есть, конечно, шанс, что более активное инфраструктурное развитие могло бы способствовать еще более быстрому развитию экономики города, но имеющихся данных недостаточно, чтобы вынести окончательное суждение.

Anton Kudelin / Shutterstock

Доходы бюджета должны вырасти. Экономика выходит из коронавирусного кризиса?

Дмитрий Санатов: Рост доходов обусловлен рядом макроэкономических факторов. Среди них: рост стоимости валюты, увеличение доходов от экспорта сырья, инфляция. К сожалению, коронавирусная пандемия не завершилась и экономика в целом будет страдать от нее, в частности, ограничивая потребление. Кроме того, продолжает усиливаться и санкционный фактор, что тоже будет ограничивать рост. Но в целом, похоже, что ситуация будет улучшаться. Сможем ли мы воспользоваться сложившейся конъюнктурой для запуска перестраивающих экономику проектов — открытый вопрос.

Юлия Вымятнина: По моим представлениям, улучшение доходных показателей бюджета за счет выхода из коронавирусного кризиса придется преимущественно на этот год (при условии, что до конца года у нас не случится нового жесткого локдауна). В следующем году эффект от выхода из пандемийного кризиса будет меньше. Основной рост, насколько можно понять из имеющейся информации, будет связан с перерегистрацией «Газпрома» и соответствующими ожиданиями по налогам.

Какую роль сыграет приход «Газпрома» в Санкт-Петербург?

Дмитрий Санатов: Приход «Газпрома» в качестве налогового резидента очень сильно повлияет на экономику Санкт-Петербурга. До этого момента город получал от его присутствия, главным образом, доходы от НДФЛ. Это довольно скромные суммы для такого крупного города. После того, как в бюджет пойдут корпоративные налоги компании, ситуация изменится кардинально. Положительными будут последствия, прежде всего, для бюджетного сектора, и проектов, выполняемых с участием городского бюджета. Среди быстрых эффектов — это возможный рост качества городской среды, а также рост качества предоставления государственных услуг. Последнее, думаю, станет одним из ключевых приоритетов экономики.

Юлия Вымятнина: Я полагаю, что «Эффект «Газпрома»» мы примерно видим в запланированном росте доходной части бюджета на 2022 год (со всеми оговорками о том, что она еще может быть скорректирована). Если не произойдет каких-то неожиданных перераспределений уплачиваемых налогов или серьезного ухудшения в спросе на газ, «Газпром» будет приносить городу дополнительные налоги. Его присутствие может привести к тому, что в городе будет больше проходить мероприятий, которые будут также поддерживать экономику города. Вполне вероятно, «Газпром» удастся привлечь к финансированию строительства городской транспортной инфраструктуры — как минимум в окрестностях Лахта Центра. В остальном самым важным фактором роста бюджета города остается поддержание стабильной экономической ситуации и общего экономического роста.

Читать еще:  Как поменять провода в фишке

Смотровая площадка, планетарий и концертный зал: как Лахта Центр станет общественным пространством

Чего от бюджета 2022 ждать горожанам?

Дмитрий Санатов: По всей видимости, объем социальных обязательств, которые составляют порядка 70% расходов бюджета, сокращаться не будет. Более того, возможно, в отдельных направлениях он может существенно вырасти — с учетом планов по решению проблемы строительства школ и ряда других направлений. Но в целом, пропорция 70/30 будет сохраняться. Если выделять какие-то отдельные сферы, мне кажется, что горожане смогут почувствовать рост доходов в развитии, например, транспортного сектора (от решения вопросов общественного транспорта до реализации форвардных программ по стимулированию новых видов транспорта — электромобилей и транспорта на водороде). Думаю, что в той или иной степени возможности открываются и для многих других секторов. Например, для энергетики, которая подошла к той точке, когда требуется сформировать новую стратегическую повестку дня.

Юлия Вымятнина: Сложно говорить о том, какие направления в итоге будут выбраны в качестве приоритетных. Скорее всего продолжится поддержка медицины (среди прочего нужно как продолжать вакцинацию от коронавируса, так и готовиться к ревакцинации). Было бы хорошо, если бы шла работа по улучшению качества и объемов предоставления социальных услуг и по развитию социальной инфраструктуры (детские сады, поликлиники, школы). Полагаю, что эта сфера имеет шансы получить внимание городских властей. Традиционно хотелось бы видеть развитие транспортной инфраструктуры — вероятно, это уже заложено в инфраструктурную программу, но не очень понятно, в каких объемах. Городу очень нужно развитие сети метрополитена, которое продвигается очень медленно.

Piith Hant / Shutterstock

Что может повлиять на бюджетные планы руководства города?

Дмитрий Санатов: Мы находимся в ситуации, когда за несколько лет город получил другую структуру экономики. Если посмотреть на карту , то можно увидеть как за последние 5 лет окончательно ушли в прошлое многие промышленные площадки. «Петмол», «Климов», «Электросила» — теперь заняты жильем. Город стал удобной точкой притяжения для масштабных миграционных потоков. Одновременно с этим шло наращивание административных функций и переездом в Петербург офисов нефтегазовой промышленности. Другими словами, город стал более «административным» с большим сектором потребления, который не перестает расти. Положительная, но не без волатильных скачков, ситуация роста экономики на ближайшие пару лет предоставляет нам очередной шанс для вложений в перспективные сектора специализации и проекты, ориентированные на диверсификацию экономики, которая вполне возможна в масштабах одного города. Одним из таких точек роста могут стать университеты, которые уже сейчас прорабатывают возможности создания новых налоговых зон для R&D-деятельности.

Юлия Вымятнина: Основная тенденция, которая может привести к ухудшению планов, связана с сохранением высокой неопределенности, которая будет сдерживать экономическое развитие и инвестиционные планы (как людей, так и фирм), и, естественно, снижать налоговые поступления от всех видов деятельности. С учетом быстрой мутации вируса и низких темпов вакцинации в стране пока сложно говорить о существенном снижении неопределенности. Однако в случае, если будет понятно, что удалось побороть вирус, позитивный настрой может возобладать, что подстегнет экономическую активность и приведет к перевыполнению бюджетных показателей, как произошло (судя по всему) в этом году.

«Знали, что будет война»

– Но, как оказалось, морально тяжёлой эта Олимпиада стала для всех российских «художниц», да и не только российских. Впервые с Игр в Сиднее (2000 год) олимпийскими чемпионками и в индивидуальном многоборье, и в группах стали спортсменки не из нашей страны. И случилось это не потому, что соперницы были объективно сильнее, а из-за действий судей. Сейчас часто говорят, что всё дело в изменении правил оценивания. Расскажите нам как профессионал, что такого появилось в новой системе, что стал возможен вот такой судейский подход?

Читать еще:  Управление фурой в гололед

– Новые правила рассчитаны на высокую сложность. Сколько можешь – столько и делаешь, уровень сложности зависит только от спортсменки. Делаешь невероятный максимум — пожалуйста. Выходи – показывай эту программу. И нас эти правила вполне устраивали, более того, на протяжении года до Олимпиады — на всех этапах Кубка мира, чемпионате Европы, где мы выступали, со сложностью наших программ мы были на две головы выше других. И перед Играми мы ещё больше усложнили программы, минимум на два балла, чтобы нас точно было не догнать. Болгария этого делать не стала (гимнастки из этой страны в итоге стали олимпийскими чемпионками. – Прим. «ОГ»). У них тоже сложная программа, не спорю, девчонки молодцы. Но с нашей сложностью их сравнивать нельзя хотя бы потому, что они остались на прежнем уровне. Почему судьи этого не увидели? Почему нас так оценили? Мы не понимаем. Это вопросы для всех.

– Когда выступали сёстры Аверины, вы смотрели, были в зале?

– Обычно не смотрю соревнования, я отдыхала, потому что у нас в этот день была квалификация. Но девчонки из нашей группы смотрели. Помню, как вышла из своей комнаты, а они все ревут, толком ничего сказать не могут. Это была такая очевидная несправедливость, что никто просто не ожидал. Сердце разрывалось. После окончания соревнований мы встретились, общались и с тренерами, и с Диной с Ариной. Конечно, все были очень подавлены.

– Как вам удалось собраться, настроиться? Ведь уже следующим утром вам нужно было выступать и наверняка понимали, что судьи и в отношении вас уже всё решили?

– Мы знали, что будет непростая ситуация, что будет война. Нас на это настраивали. Может быть, где-то глубоко мы уже понимали, что на первое место нас не поставят. Но мы вышли с правильным настроем, с хорошей такой спортивной злостью. Нам нужно было выступать за девчонок — за Дину с Ариной, за Ирину Александровну и всех тренеров, за страну. Нашей задачей было сделать всё чисто, всё, чему нас учили. И сейчас мы точно можем спать спокойно, не за что себя ни винить, ни корить. Мы действительно всё, что наработали — всё показали. Дальше уже были не наши разборки.

– В Москве повсюду были развешены плакаты с вашими фотографиями, в Интернете тысячи, да, наверное, даже миллионы людей выражали вам поддержку…

– Я всегда знала, что у меня огромная команда, которая переживает, всегда поддержит, подставит плечо. Я ещё раз убедилась в том, что у меня действительно самые крутые болельщики. Именно в Свердловской области.

– После Рио в интервью вы сказали, что второе место для гимнасток – это проигрыш. Так вас всегда настраивала Ирина Александровна. Что она сказала вам после этих Игр?

– Она сказала, что очень нами гордится и что эта наша серебряная медаль намного ценнее, чем золотая. Мы показали то, к чему шли пять лет, показали на ковре театр. Мы очень благодарны всем откликам, людям, которые звонят до сих пор. Ирине Александровне звонили очень высокопоставленные люди, благодарили за то, что мы сделали. Мы защитили и её честь, я считаю.

– В октябре в Японии пройдёт чемпионат мира. Будете ли вы в составе команды?

– Сейчас нужно восстановиться, решить все проблемы со здоровьем, так сказать, зализать травмы. Это в первую очередь. А потом уже взвешенно, на холодную голову, принять решение.

  • Опубликовано в №155 от 25.08.2021 под заголовком «Мы точно можем спать спокойно»

Сюжет

Летние Олимпийские игры в Токио
Следим за свердловскими спортсменами на XXXII летней Олимпиаде в Японии.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector