Avto505.ru

Авто 505
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Семнадцать мгновений весны киноляпы

Исаев – Штирлиц: чьи ляпы круче?

Редкий исторический фильм – тем более сериал! – обходится без ляпов.

В этом смысле «Исаев» повторил судьбу «Семнадцати мгновений весны».

На ляпы в «Исаеве» нам указал писатель и историк спецслужб, лауреат премии СВР России в области литературы Теодор Гладков.

Несуразности в «Семнадцати мгновениях» вспомнили сами.

Результат предлагаем вам.

Ляпы «Исаева»

  • Сериал начинается с мелкой режиссерской неправды. Его первый эпизод: Сибирь, трёх белых офицеров – среди них Исаев – захватывают в плен «красные». И начинается то ли допрос, то ли балаган в исполнении мерзкого коротышки. То ли красного командира, то ли пьяного дезертира. Это абсолютная неправда характера: не было тогда в Сибири таких типов. От настоящих сибиряков – суровых, жёстких – Исаев живым бы не ушел. Его бы и допросили спокойно, без балагана – и так же расстреляли бы.
  • Самый крупный ляп в «Исаеве» принадлежит Юлиану Семенову. У него в «Бриллиантах для диктатуры пролетариата» вовсю действует немецкая разведка. И даже не военная (абвер), а политическая – чего быть никак не могло! В начале 20-х годов ХХ века германской разведки вообще не было. Её распустили по условиям Версальского договора – о наказании немцев за поражение в первой мировой. Уцелевших немецких разведчиков отправили в отставку – кроме 5-6 человек, занимавшихся кадровым учетом. Кстати, благодаря этому учету и возродился абвер при Гитлере.
    А вот работать на Круппа главный враг Исаева вполне мог. Ни в какую политику не влезая, занимаясь исключительно промышленным шпионажем. Или вывозом из России квалифицированных кадров. Или – в крайнем случае – экспортом из неё краденых бриллиантов в копилку Круппа. Более ничем.
    Зато английская или французская политические разведки – они бы в афёру с бриллиантами вмешались наверняка. Это входило в сферу их компетенции – противодействие проникновению Советов на западный рынок. Американцы тоже могли вмешаться. Эмиграция в лице РОВС (Российского общевойскового союза), но не в лице Воронцова с пятью-семью помощниками – могла. Немцы – нет.
  • В сериале показано «посольство» Советской России в Эстонии. В кадре была даже табличка со словом «посольство». Это при том, что посольств в те годы у нас не было. Были полпредства – «полномочные представительства Р.С.Ф.С.Р.». И послов не было – были полпреды. Послы и посольства появились в начале 40-х годов.
  • Воронцов-Пореченков произносит фразу «не давите на курок, может выстрелить». При этом он фронтовой офицер. И должен знать разницу между курком и спусковым крючком. На который как раз и не надо давить во избежание выстрела.
  • Воронцов разгуливает по Москве 20-х во фронтовой фуражке офицера российской армии. Так гулять по Москве тех лет – только до первого патруля.
  • В перестрелке из наганов палят бесконечно, без учета, сколько патронов в нагане – это уже так, мелочь. Как и фраза «что вы тут лопочете?» из уст литератора Никандрова в адрес эстонского полицейского. Российский литератор никогда бы не сказал инородцу в лицо «лопочете» – не та порода была

«Целовать даме руку? Нет уж, обойдёмся рукопожатием!»

Ляпы «Семнадцати мгновений весны»

  • Уже из первой серии «Семнадцати мгновений» мы узнаём, что Штирлиц(политическая разведка) и Мюллер (гестапо) работают в одном здании. Поэтому часто встречаются в коридорах — и т.п. В настоящем Берлине кабинет Мюллера был на Принц-Альбрехт-Штрассе, 10 (в бывшем отеле «Принц Альбрехт»). А у ребят Шелленберга, так сказать, офис был на Беркаер Штрассе, 32. В другом конце города. Поэтому кабинет Рольфа не мог быть рядом с кабинетом Штирлица. И чемодан с рацией, который несли Рольфу, Штирлиц ну никак бы не увидел!
  • Штандартенфюрер СС Штирлиц не мог быть бездетным холостяком. По приказу Гитлера офицеры СС, гемцы элитных кровей, к 30 годам обязаны были жениться и завести детей – как можно больше. Так что одинокий Штирлиц мог быть только вдовцом, у которого недавно погибли жена и дети. Или не способным к воспроизводству. Но тогда бы он вылетел из СС.
  • Полная чепуха с отпечатками пальцевШтирлица на чемодане с рацией. В фильме показано, что на последнем радиосеансе Штирлиц был в перчатках. И «пальчиков» оставить не мог.
    Предположим, что он оставил их раньше. Тогда почему в сцене, когда Штирлиц спасает коляску и заодно чемодан… он опять в перчатках! Если на нём были перчатки, откуда взялись «пальчики»? Они и не могли взяться – по директиве о форменной одежде офицеру СС положено носить с кожаным плащом кожаные же перчатки! Мюллеру ли этого не знать, как он вообще поверил версии про чемодан!
  • Немецкие досье на персонажей, показанные в кадрах «17 мгновений», напечатаны латинским шрифтом. На самом деле все документы СС печатались готическим.
  • Штирлиц и Кэт, притворившись супругами фон Кирштайн, надели обручальные кольца на правые руки – как в России. Немцы носят их на левых.
  • Когда в мае 45-го Штирлиц везёт пастора Шлага к швейцарской границе, по радио поёт Эдит Пиаф: «Allez venez! Milord, vous avez l’air d’un môme. ». Эта песня будет написана для Пиаф и исполнена ей через 14 лет, в 1959-м году.

И чтобы улыбнуло. Ювелира Пожамчи в «Исаеве» и эсэсовца Холтоффа в «Семнадцати мгновениях» сыграл один и тот же актёр – Константин Желдин. Отсюда версия.
Пожамчи был немецким агентом. В 20-х избежал расстрела, добрался до Германии, там сделал пластическую операцию по омоложению. При Гитлере вступил в СС. Там познакомился со Штирлицем. Старческая память помешала Холтоффу узнать в Штирлице Исаева. А вот Штирлиц его узнал. И для верности, чтобы у Холтоффа совсем отшибло память, дал ему по голове бутылкой коньяка. Бред? Кто бы спорить стал.

отзывы

трудно коротко сходу сказать.
Мелодия Баснера «С чего начинается Родина» по структуре опирается на структуру песни народной, т.е. присутствует некая архетипичность.

Таривердиев совершенно иной композитор, он как бы имитирует чувства, некоторые его мелодии очень интересны, другие слащавы.
Думаю, тут дело просто в таланте, когда серьёзные претензии с талантом не всегда совпадают.

В «Конец операции Резидент» и к предыдущим сериям о резиденте , Таривердиев написал слабый, душещипательный саундтрек.
Зато первая серия там с песней в исполнении М. Ножкина имеет другой художественный эффект

Кобзон , как он исполнил тогда «Песню о далёкой Родине» — вроде всё то, а не то.
Но он своим узнаваемым тембром голоса скрасил
витиеватость , вычурность песни. В мелодии этой не хватает простоты, ясности.

к примеру, «А мы просо сеяли, сеяли. » — есть грандиозные аранжировки для фортепиано, но ядро, саму народную песню, эту или любую народную, или ставшую народной, — её можно просто напеть под нос.

неуютно, конечно, как зрителю, — быть в меньшинстве.

фильм не просто » устарел», хотя это неточно. Но пока у меня нет определения, что изменилось в истории и в восприятии такого кино.

Неловко, и даже жутковато за всю группу хороших советских артистов в нацистской форме в таком длительном формате.
некоторые зрители с восхищением пишут, о том , «как идёт артисту эта униформа».
жаль, что такое имеет место быть.
восхищаться формой тогдашнего врага.
будь хоть трижды она по дорогим выкройкам и из дорогих материалов.

Особенно в контексте вопроса, был ли окончательно побеждён нацизм или нет..с разгромом Германии.
И Ю. Семёнов тему эту вроде как пытался копать.
——
——-
песни из к/ф. — М.Таривердиева и Р. Рождественского —
хотя и широко известны, но так и остались в рамках фильма, -т.е. не перешагнули тему «чужбины».
для сравнения — песня «С чего начинается Родина» Баснера и Матусовского из фильма Басова «Щит и меч» — художественно глубже и проникновеннее, вышла за рамки фильма, имеет интерпретации, исполнителей.

Фломастер Штирлица

Разведчик Штирлиц постоянно что-то записывал. Мы вникали в суть текстов и карикатур, но даже не задумывались: а чем, собственно, Штирлиц это все пишет? Как оказалось, фломастером, о которых на то время никто еще даже не мечтал. Ведь фломастеры появились в магазинах только в шестидесятых. И в этом сомнений быть не может, ведь никакая ручка или карандаш такие жирные линии на бумаге не оставляет.

Читать еще:  Чем смазывать ступицу колеса

“Д’Артаньян и три мушкетера”

Одна из самых запоминающихся сцен в фильме — ловкий и отважный Д’Артаньян бреет голову мужчине, который пришел за Констанцией. В этой сцене правая нога Михаила Боярского видна крупным планом и на ней нет сапога.

Однако в следующей сцене обувь перемещается с одной ноги на другую сама по себе.

Киноляпы с одеждой, обувью и аксессуарами встречаются очень часто, ведь одну сцену могут снимать в несколько подходов. Часто художники по костюмам просто забывают точно расположение всей атрибутики.

Замечали ли вы эти киноляпы в известных советских фильмах? Поделитесь своими наблюдениями в комментариях!

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 83

ШТИРЛИЦ БЕЗ ГРИМА. СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ВРАНЬЯ

В 1968 году на экраны страны вышел телевизионный фильм «Щит и меч», который снял режиссер- фронтовик Владимир Басов. Первая советская лента про разведчиков военных лет, в которой пафоса, штампов и окарикатуривания противника было минимум, зато были острый сюжет, отличные актерские работы, сильные характеры, безусловное уважение к силе и уму врага, а еще психологическая достоверность и реалистичность в показе повседневной работы советских разведчиков.

На этой кинокартине выросло не одно поколение советских людей, для которых понятия Родина и Отечество были не просто словами. А показанный в фильме образ чекиста совершенно не совпадал с тем, что пыталась навязать официальная советская пропаганда, и тем, что существует сейчас.

Справедливости ради отметим, что съемочная группа «Щита и меча», а не «Семнадцати мгновений весны» впервые выехала за границу для съемок большинства эпизодов кинокартины. Да и идея одеть массовку в немецкие мундиры принадлежала Владимиру Басову.

Прошло пять лет, и на телевизионном экране появился Штирлиц. Персонаж, словно сошедший с одного из отечественных агитационных плакатов того времени, мгновенно завоевавший популярность в советском обществе. Каждый нашел что-то свое. Для женщин он стал воплощением идеального мужа (всегда трезвый, хранящий верность супруге, способный на решительные поступки и т. п.). Для интеллигенции — пример того, как можно эффективно сопротивляться тоталитарному режиму. Для остальных граждан СССР — возможность побывать, пусть и «виртуально», в Германии и Швейцарии.

Даже руководители Лубянки остались довольны «Семнадцатью мгновениями весны». Ведь фильм якобы сняли с санкции самого председателя КГБ Юрия Андропова. В конце шестидесятых годов прошлого века он позвонил Юлиану Семенову и сказал, что настало время рассказать о работе наших разведчиков в нацистской Германии.[1] Так гласит одна из легенд, связанных с этой картиной. А вот то, что на съемочной площадке трудилась группа «товарищей в погонах», — действительно так. Вот только их участие не помогло избежать многочисленных ошибок.

Другая легенда — картину использовали для обучения молодых сотрудников КГБ.[2] Непонятно, правда, чему могли научиться будущие Штирлицы. Разве только романтике будущей профессии. Так тогда молодые люди из-за нее и шли работать на Лубянку. И главную роль в их выборе сыграла не эта картина, а «Щит и меч».

Народ и руководство страны проявили поразительное единодушие в оценке картины. По стране начали циркулировать многочисленные анекдоты про Штирлица (было два фильма, персонажи которых перешли в народный фольклор: «Чапаев» (Петька, Анка и Василий Иванович) и «Гусарская баллада» (поручик Ржевский). А в 1976 году творческий коллектив фильма был удостоен Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых.

Недовольны «Семнадцатью мгновениями весны» остались лишь немногочисленные специалисты (историки и ветераны спецслужб) по нацистской Германии, но свое мнение они предпочитали не высказывать вслух. Первые не хотели вступать в конфликт с властями, а вторые — из-за режима секретности.

Прошло много лет, а миф о фильме «Семнадцать мгновений весны» как документально- художественном рассказе о работе советской внешней разведки в годы Великой Отечественной войны продолжает жить. Отечественные «рыцари плаща и кинжала» совершили множество подвигов на фронтах «тайной войны» (подробности большинства из них остаются секретными и в наши дни), но их работа очень сильно отличалась от той, что продемонстрирована в кинокартине. Да и с позиции исторической достоверности фильм сложно назвать документальным.

СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ «КИНОЛЯПОВ»

Съемочные группы (режиссеры, сценаристы, художники по костюмам и др.) художественных кинокартин в отличие от создателей документальных фильмов имеют право на ошибку. В большинстве случаев внимательный зритель прощает такие «киноляпы».

Ошибки в многосерийном телефильме «Семнадцать мгновений весны».

Вот уже неделю в маленьком кабачке «Elefant» на окраине Берлина Штирлиц ждал прибытия связного. На исходе вечера в воскресенье в кабачок вошел усталый и изможденный человек в стоптанных сапогах, длинной кавалерийской шинели до пят, в буденновке и с рацией за плечами. Шестым чувством разведчика, выработанным годами, Штирлиц понял: это и есть связной.

Несмотря на то что в съемках картины участвовали высокопоставленные консультанты, в т. ч. и «в погонах», а картина, как и книга, позиционировалась как документальная, съемочной группе избежать множества ошибок не удалось. Ниже мы расскажем о самых заметных «киноляпах».

При этом не будем обсуждать саму идею, заложенную в основу сюжета фильма, и особенности продемонстрированных в картине взаимоотношений между отдельными руководителями Третьего рейха. Например, начальник IV управления (гестапо) РСХА (Главное управление имперской безопасности — руководящий орган политической разведки и полиции безопасности) Генрих Мюллер (актер Леонид Броневой) не стал бы арестовывать личного шофера (актер Юрий Соковнин) второго человека в Третьем рейхе Мартина Бормана (актер Юрий Визбор) и одного из высших офицеров СС Карла Вольфа (актер Василий Лановой) (подчинялся руководителю СС Герману Гиммлеру (актер Николай Прокопович), а тем более заставлять сотрудника VI управления (политическая разведка) РСХА Штирлица (актер Вячеслав Тихонов) писать беседу с Мартином Борманом на диктофон. Причина — разные «весовые» категории начальника гестапо и «тени» фюрера. Последний — единственный, кто с 1944 года определял, кого допустить, а кого нет на аудиенцию к Адольфу Гитлеру.

Конфликт между Генрихом Гиммлером и Мартином Борманом, по утверждению начальника VI управления РСХА Вальтера Шелленберга (актер Олег Табаков), начался еще летом 1942 года. Причина — борьба за место главного фаворита фюрера. Руководитель VI управления РСХА так описал их конкурентную борьбу:

«Противостояние грозных и могучих противников вызывало в моем воображении следующую картину: если действия Бормана можно сравнить с поведением дикого кабана на картофельном поле, то Гиммлер представлялся мне аистом на грядке с салатом — настолько осторожно вел себя рейхсфюрер и, казалось, вовсе не хотел устранить своего недоброжелателя».

По утверждению историка и ветерана внешней разведки Виталий Чернявского, Генрих Гиммлер постоянно совершал тактические промахи и даже ошибки, чем ловко пользовался Мартин Борман.

С другой стороны, сам Генрих Гиммлер старался вести себя с противником предельно корректно. Вальтер Шелленберг в этой связи вспоминал:

«Однажды мы говорили с рейхсфюрером СС, как нам действовать, чтобы ограничить роль начальника партийной канцелярии. И Гиммлер заметил: фюрер настолько привык к этому человеку и его системе работы, что очень сложно ослабить его влияние».

Любовь и голуби

Добрая лирическая комедия Советского Союза. Основой фильма стала реальная история семьи. Изначально картина планировалась двухсерийной, но по требованию госкомиссии её сократили. Невошедшие эпизоды были удалены. Рассмотрим пару киноляпов в картине.

1. Кадр, на котором фон за героем дяди Мити стремительно меняется. Сначала видим скамью справа от него, а затем слева. Желтый бидон висит сначала с одного края, а спустя пару кадров – уже с другого. Да и деревянный пол становится мокрым – магия.

© Любовь и голуби/Мосфильм,Второе творческое объединение

2. В сцене прощания на заднем плане изменяется цвет куртки – сначала она тёмная, а когда герой надел пиджак, стала светлой.

© Любовь и голуби/Мосфильм,Второе творческое объединение

Киноляпы и ошибки в фильме «Битва за Москву»

Говоря о фильме «Битва за Москву», первое, что бросается в глаза, и, конечно же, не связано с реальной историей, так это бутафорская техника. Понятное дело, что в большинстве фильмов используются именно такая техника, однако в этом фильме она сделана очень некачественно.

Так, танки в фильме о 1941 годе совсем не имеют реального аналога. Более того, пушки в фильме слишком длинноствольные, которые в это время еще не существовали. Но, наверное, у режиссера не нашлось времени, чтобы уточнить такие детали.

Огромный киноляп связан и с самолетами. Ведь вместо немецких самолетов Юнкерс режиссер использовал Моравы, которые были не только произведены не в Германии, а в Чехии, так еще и являются пассажирскими.

Читать еще:  Подключение телефона к автомагнитоле через usb

Андрей Архангельский размышляет о неувядаемой народной любви к сериалу «Семнадцать мгновений весны»

45 лет назад, 11 августа 1973 года, в СССР впервые показали многосерийный фильм «Семнадцать мгновений весны». С тех пор наши знания о войне и мире значительно расширились, но это не изменило культового статуса фильма в России. «Огонек» пытается разобраться в феномене

Сегодня слово «планета» употребляют в значении «все, что связано с культовым произведением». Выражение «планета Штирлиц» вполне описывает массив материала, которым фильм оброс за 45 лет. Хотя бы по количеству анекдотов, которое не сравнится ни с одним советским феноменом. Причем они в своем роде вечный двигатель, поскольку продолжают плодиться прямо сейчас. «В баре за стойкой мужчина в ОЗК (общевойсковой защитный комплект.— «О») смешивал в колбе ядохимикаты. «Новичок!» — подумал Штирлиц»; «Штирлиц знал, что запоминаются только последняя фраза и первый час корпоратива». Сравнить культ самих «Семнадцати мгновений» в России можно, пожалуй, только с культом Высоцкого. Сегодня биография Высоцкого описана буквально по часам и минутам. Почти с той же степенью детализации описан почти каждый кадр «Семнадцати мгновений весны». Эти культы сравнимы еще и потому, что и то, и другое — сугубо стихийная, народная инициатива, добровольный дар общества своим кумирам.

Андрей Архангельский об универсальных ценностях шпионских сериалов

Есть, например, народная коллекция киноляпов в фильме, начиная со знаменитого — когда радистка Кэт садится в Берне в вагон, на котором по ошибке указана грузоподъемность на русском языке — «тара 58 тонн». Ляпы бывают в любом фильме, но в «Семнадцати мгновениях» они учтены, можно сказать, с любовью. Посчитаны буквально все лишние или ошибочные предметы быта, техника или топонимика. Посчитаны все советские мотоциклы в роли «немецких»; все ЗИЛы и УАЗы, которые по ошибке или недосмотру заехали в кадр.

Татьяна Лиознова и Вячеслав Тихонов на съемках. 1970-е

Фото: РИА Новости

Отдельного упоминания стоит немецкий мир, в котором живет Штирлиц: он также изучен досконально любителями. До корешков. Как мы помним, Штирлиц в качестве предлога для знакомства с Плейшнером просит «Мёверса, 1857 года, лейпцигское издание». Почему именно его. Франц Карл Мёверс — немецкий ориенталист; его труд по истории Финикии в свое время считался классическим. По наблюдению Андрея Светлако, Штирлиц просит именно «первое посмертное издание Мёверса», в которое были внесены некоторые изменения, и это действительно «невозможная просьба в годы войны», и профессор Плейшнер не мог не знать об этом. Или вот: для дешифровки Штирлиц использует, как известно, томик Шиллера; если точно — четвертый, из собрания сочинений штутгартского издания 1883 года с иллюстрациями Карла фон Гёдеке, где собраны философские и теософские произведения поэта. За стеклом в доме у Штирлица стоят мемуары, справочники и монографии по военному делу, строительству, радио, морскому ведомству издания 1900–1910 годов; «лишним» среди них является сборник фотографий «Берлин в моем портфолио» Генриха Зуле, который издавался в 1960–1970-х годах.

Или вот, например, изучен досконально план передвижения Штирлица по Берлину (экскурсии «Дорогами Штирлица» в Берлине тоже возможны, автор интересовался). Конечно же, старейший ресторан Берлина «Последняя инстанция» (Zur letzten Instanz), в районе Митте неподалеку от Александерплац, названный в фильме «Грубый Готлиб» (здесь и далее цитируется авторский блог Вальтера Гутяра). Дом Штирлица в Бабельсберге (на самом деле в районе Панков, в конце 1990-х годов дом был перестроен). «Перекрестка Курфюрстендамм /Карлштрассе», на котором находился филиал страховки, которую упоминает радистка Кэт, никогда не было, как и остановки «Митльплатц», где Штирлиц оторвался от слежки. А вот Гартенштрассе, 2, в районе Целендорф, на которой проживает пастор Шлаг, существует. Или вот Штирлиц перечисляет улицы, объясняя Мюллеру, как оказался возле дома радистов в районе Кёпеник: «Стоял у Парижской площади, ехал к Доротеенштрассе, затем по Байройтерштрассе, свернул налево, объезд через Кёпеникштрассе». В реальности это «набор слов»; все эти улицы находятся далеко друг от друга.

Жестокость палачей оттеняет мужество разведчиков (кадр из фильма)

Фото: РИА Новости

В «Википедии» перечислены на сегодня не только все ведущие артисты фильма, но и те, которые появляются в эпизодических ролях или вообще не указаны в титрах — как, например, солдаты или официанты. Посчитаны, кажется, даже все статисты. Упоминается среди специалистов «женщина с сумкой» (после перекраски она стала «женщиной с розовой сумкой»), которая появляется в фильме дважды — в 4-й и 8-й сериях (на 18-й минуте 6-й секунде). Ее роль — переходить дорогу перед машиной Штирлица. Объяснить технически это просто: сцену с заворачивающей машиной на берлинской улице снимали один раз. Труднее объяснить подобный интерес к фильму. Это даже не фанатизм, это что-то маниакальное, фильм буквально засмотрен тысячами людей до дыр. Хочется сказать: «Тут нечто большее» — только непонятно в данном случае, с чем сравнивать. Большее, чем что. Куда уж больше, как говорится.

За 45 лет стало окончательно ясно, что сюжет фильма не имеет почти никакой связи с реальностью; за исключением того, что сепаратные переговоры между нацистами и союзниками в 1945 году действительно шли, но они ничего уже не могли изменить. Одним из тех, кто сообщил о переговорах, был Рудольф Рёсслер, самый высокооплачиваемый советский агент; но он работал также и на Англию, США и Швейцарию. Разведчику Киму Филби приписывают выражение о герое сериала Штирлице: «С таким сосредоточенным лицом он не продержался бы и дня». Все русские фильмы и сериалы о разведке сегодня как бы сознательно спорят со Штирлицем: герой-разведчик там кидается во все тяжкие, лишь бы не выглядеть «паинькой и занудой». Даже американский сериал «The Americans» (2013–2018) — о советских нелегалах в Америке — тоже, кажется, явный «анти-Штирлиц». В «Мгновениях» приведено множество подробностей именно советской жизни 1930-х годов, а не немецкой; этот фильм, конечно, не про Германию, а про СССР, чему историк Константин Залесский посвятил целую книгу («Семнадцать мгновений весны. Кривое зеркало Третьего рейха», 2006).

Удивительнее всего, что вышел фильм «про жизнь и приключения ума» — это, оказывается, тоже может быть захватывающим сюжетом. Режиссеру Татьяне Лиозновой удалось буквально показать в кадре мыслительный процесс, само напряжение, работу мысли — с помощью, конечно, гениальной музыки Таривердиева. Подобный интеллектуализм в массовом кино сегодня невозможен. В фильме минимум в двух главных ролях — универсальные, «узнаваемые» интеллигенты, профессор Плейшнер и пастор Шлаг; сюжет во многом строится именно на их мировоззрении, культурных принципах и этической позиции. В этом смысле сказанное ими 45 лет назад сегодня как раз приобретает новую актуальность — они ведь, по сути, размышляют в фильме о способах сосуществования личности и государства. Конечно, по сюжету они оба помогают советскому разведчику; это, как говорится, «какими нас видит наша бабушка»; именно так рассматривала советская идеология интеллигента. Но при формальной лояльности это одновременно получился фильм о психологии советского человека 1970-х, который чувствует себя на работе «как между Мюллером и Шелленбергом», по выражению кинокритика Юрия Богомолова. Получилась в итоге сага о двоемыслии советского человека (говоришь одно, думаешь другое). Загадка до сих пор — делала ли это Лиознова специально или случайно так вышло? Жизнь Штирлица можно рассматривать в качестве варианта существования интеллигента в СССР; единственная возможность сохранить себя как личность — бегство во внутреннюю жизнь как альтернатива миру внешнему. Как говорится, нельзя быть свободным от общества, но можно быть Штирлицем в нем.

Каждый из нас до сих пор немного Штирлиц

Фото: РИА Новости

…Все это, не объяснимое никакой практической надобностью, постоянное возвращение к фильму 45-летней давности, что-то нам напоминает. К чему мы относимся с такой же внимательностью, к чему бесконечно возвращаемся, какие мелочи и детали мы помним так подробно? Конечно же, это сравнимо только с детством. «Мгновения» интересны сегодня прежде всего нашим отношением к фильму; они, по-видимому, выражают «скрытое», то есть являются ключиком к нашей коллективной психологии.

Массовое почитание фильма за 45 лет не изменилось потому, что фактичность тут вообще не важна. Историческая привязка играет лишь роль антуража. Это наша общая детская сказка, и корректнее сравнивать сегодня Штирлица с Суперменом или Бэтменом. Это наш комикс, который был снят по книге. Это совсем не про войну, не про разведку. Штирлиц — это идеальное представление нашего человека о себе. То, каким он себя представляет и хотел бы, чтобы его видели другие. Островом благородства, чести, мужества и выдержки посреди моря лжи и обмана. Любовь к «Мгновениям» — это и история о том, что в выдуманном мире нам жить легче; как и притворяться кем-то другим нам приятнее, чем быть самими собой. Привязка к войне важна только в одном смысле; при всем том нам еще бы хотелось быть причастными к какому-то по-настоящему важному, большому, великому делу, от которого зависит судьба страны и желательно мира. Там, где на кон не поставлена судьба страны или мира, нам неинтересно, скучно. Глядя на Штирлица, мы смотрим в воображаемое зеркало и видим там, конечно же, самих себя — лучших, чем мы на самом деле. В этом, видимо, разгадка феноменального успеха и массовой любви к фильму.

Читать еще:  Посторонний шум при движении автомобиля

Анекдот как антидот

Мнение

Штирлиц стал литературным Големом, «бродячим сюжетом». Почему на эту роль был выбран совершенно кондовый идеальный советский персонаж? Почему анекдоты про Штирлица продолжают самовоспроизводиться в связи с любым значимым событием? И почему большинство из них построено на игре слов?

«Всенародная любовь к образу Штирлица, перекочевавшему в постсоветские анекдоты, не объяснима лишь великолепной игрой актеров, удачной режиссурой, популярным сюжетом Юлиана Семенова и потомственным антифашизмом целевой аудитории. Фильм выявил ключевые паттерны народного согласия в номинально вымышленном персонаже.

Как известно, анекдоты травят в ситуации безысходной коллективной скуки (например, при долгих переездах или в ожидании автобуса), за которой прячется нечто более жуткое и зловещее — вытесненные в коллективное же бессознательное травматические события. Но иногда они возвращаются в анекдоте, в виде на первый взгляд чисто языковой, филологической игры знаков, которые на самом деле обыгрывают вполне себе реальное социально-политическое содержание.

Так, Штирлиц — это агент внутренней колонии, ведущий непрерывную войну с окружившими его врагами. Но инверсивно он типичный российский саботажник, имитатор трудовых, научных и инновационных процессов, разрушающий все ему порученное да еще и выталкивающий всех более или менее талантливых и активных людей в эмиграцию, впоследствии их там настигая. Штирлиц — шпион, но наш, «хороший». Поэтому он и стал мемом уже современных коротких историй. Разве не в «штирлицах» оцениваем мы действия современных разведчиков, ретроспективно с ними примиряясь? В этом прелесть анекдота, позволящего нам коротать гнетущее время настоящего.

Игорь Чубаров, директор Института социально-гуманитарных наук Тюменского государственного университета

Пастор не слаб

Досье

Вопрос о прототипах героев «Мгновений», за исключением реальных исторических фигур, на сегодня почти философский. Пожалуй, из всех героев наиболее близок к реальности пастор Шлаг

По утверждению историка Константина Залесского, прототип Штирлица —– это просто «обобщенный советский разведчик N». Более всего он напоминает Вилли Лемана, который работал в Главном управлении имперской безопасности и одновременно на советскую разведку до своей гибели в 1942 году. В образе Штирлица также можно узнать черты нескольких членов антифашистского сопротивления, сотрудничавших с советской разведкой: Арвида Харнака, Шульце-Бойзена, силезского аристократа Рудольфа фон Шелиа, от которого, возможно, Исаев получил приставку «фон».

Наиболее близким к реальности является образ пастора Шлага. С ним связана самая фундаментальная ошибка в фильме. Пастор может быть только в протестантской церкви. В то же время «пастор Шлаг» ведет переговоры с Ватиканом, а в его личном деле записано «католический священник». Авторы фильма походя «объединили» две церкви — протестантскую и католическую. Дитрих Брауэр, архиепископ Евангелическо-лютеранской церкви России, считает, что в образе Шлага воплощены черты пастора Пауля Шнайдера, который был казнен в 1939 году нацистами в Бухенвальде. Также Шлаг напоминает пастора Мартина Нимёллера, которого еще в 1938 году судили по обвинению в «скрытых нападках на государство и злоупотреблении проповеднической деятельностью». Но наиболее реальный прототип Шлага — активный участник антифашистского Сопротивления в Германии, лютеранский богослов, философ и доктор теологии, пастор Дитрих Бонхоффер.

Он родился в 1906 году в Бреслау. Изучал теологию в Тюбингене и Берлине, защитил две диссертации, преподавал в Берлинском университете. Еще до прихода к власти нацистов в протестантской общине выделилось движение «Немецких христиан», симпатизирующее нацизму. При Гитлере оно превратилось в «Евангельскую церковь германской нации». Ей противостояла «Правомочная Германская евангелическая церковь». К ней и примкнул Бонхоффер. Он читал антифашистские проповеди и доклады, выступал против идеологии антисемитизма, был соавтором протестантского манифеста, в котором провозглашалась антифашистская и антимилитаристская ориентация церкви. В 1936 году его уволили из университета. В 1939 году Бонхоффер побывал в США. Его пытались уговорить остаться, но он вернулся в Германию. В Швейцарии и Швеции Бонхоффер встречался с политиками и священниками, пытаясь убедить тех в необходимости христианского сопротивления нацизму. Он был участником одного из заговоров против Гитлера, в апреле 1943 года арестован, два года провел в тюрьмах. В апреле 1945 года его казнили. После казни в одной из камер обнаружили Библию и томик Гёте с росчерком Бонхоффера.

Классификация [ править ]

На профильных сайтах сложилась определённая классификация ляпов. [6] [7]

В советских и российских фильмах про Великую Отечественную войну режиссёры вооружают всех или большинство немецких солдат пистолетами-пулемётами «Фольмер MP-40» (часто ошибочно называемыми «шмайссер»). В действительности основная масса солдат вермахта (как и советских солдат) была вооружена винтовками.

В фильмах про ранние этапы Великой Отечественной войны — танки Т-34-85 или даже Т-55, пусковые машины «Катюш» на шасси «Студебекер», а то и ЗИЛ-157 (все эти модификации боевых машин появились после 1942 года). Там же — буксировка артиллерийских орудий непосредственно за лафет или ствол (так начали делать в 1950-х годах, во время войны лафеты пушек цеплялись к специальной одноосной тележке, а она, в свою очередь — к тягачу).

3500 футах (более километра) от станции, чтобы пирамида могла оказаться под ней. [9]

В фильме «К-19: Оставляющая вдов» в начале присутствует надпись «Кольский полуостров. Северодвинск» (находятся на противоположных берегах Белого моря).

Для речи — как правило, связано с тем, что при съёмке актёры говорят одно, а уже при озвучивании замысел поменялся. В советском кинематографе нередко связано с требованиями цензуры.

«Бриллиантовая рука»: персонаж Мордюковой произносит фразу «…тайно посещает любовницу». В сценарии вместо слова «любовницу» было слово «синагогу», и именно оно читается по губам.
«Оставшийся в живых» — восьмидесятилетний актёр озвучивает своего персонажа во все периоды его жизни — от молодого парня до седого старика.

К киноляпам можно отнести несоответствия при повторном показе одних и тех же событий. Например, во флешбеках или в видеоряде, сопровождающем «краткое содержание предыдущих серий», могут встречаться кадры, которые на самом деле в предыдущих сериях либо отсутствовали, либо присутствовали в другом виде (разные дубли).

Киноляпы следует отличать от условностей кинематографа, неизбежных в любых художественных фильмах. К таковым относятся, прежде всего, съёмки реального объекта в павильоне киностудии (классический пример: герой переходит из одной комнаты в другую, а камера, следуя за ним, «проходит сквозь стену»), или географические условности, когда эпизод, действие которого происходит в конкретном, реально существующем месте, снимают в другом и т. п. Также многое зависит от того, реалистичен ли сюжет фильма. Если сюжет не претендует на воспроизведение реальных событий, например, основан на мистике или сновидениях, в которых соблюдение логики не требуется по определению, то логические, исторические и т. п. несообразности в таких ситуациях не должны считаться ляпами.

Статная красавица

По оригинальной идее пьесы «Сослуживцы», которая легла в основу сценария фильма, секретарша «мымры» была красавицей с модельной внешностью и ногами от ушей.

Сценарий переписали под Лию Ахеджакову, оставив в кадре осведомленность «эксперта моды», которая бесподобно учила Кулагину походке от бедра и премудростям женственности.

К слову, в интересные факты о фильме «Служебный роман» можно отнести и нешуточные дискуссии в Сети, где Людмилу Прокофьевну в образе «мымры» сейчас называют модной бизнесвумен, попадающей в тенденции.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector